Serega.aero

Маленький Мир Большой Аэробатики

События 1997-го года

20.04.2006 12:04

Команда РоссииМне кажется, что спортсмены часто навещают нас не только потому, что тени под Ан-28 хватит на всех. Тень можно найти и в другом месте. Народ подходит к нам потому, что чувствует теплоту наших сердец и радушие КОМАНДЫ. Команда это еще один парадокс аэробатики. Вроде бы спорт индивидуальный. И, как в любом индивидуальном виде спорта, конкуренция между членами команды должна иметь место. И она была и будет, эта конкуренция, но только дома, на Чемпионате Украины. В родном небе мы еще не раз «скрестим шпаги» и «полетят искры», но здесь, здесь успех каждого пилота радостно отзывается в сердцах всех членов команды. И ошибки или неточности, допущенные пилотом, переживаются всеми как свои собственные. О такой команде можно только мечтать. Ребята болтают о чем-то с испанцами, смеются, а я чувствую, что их улыбки и самые добрые пожелания направлены мне. Спасибо, братцы, не подведу.

Опубликовано в рубрике Один час Чемпионата | Комментариев нет

20.04.2006 12:04

Затянул ремни привязной системы. Закрыл глаза. Еще раз в уме летаю программу от начала и до конца, временами подглядывая в шпаргалку. Подходит судья-стартер, дает знак к запуску двигателя. Кивнул ему, что, мол, понятно. Еще пару минут «долетываю» в уме программу. Ну, все. Пора… Три-четыре шприца в цилиндры, включаю аккумулятор, генератор, магнето. Подаю команду «От винта». Закрываю фонарь. Нажимаю клавишу запуска двигателя. Движок запустился «с пол-оборота». Работает ровно, устойчиво. Давление бензина в норме, давление масла в норме. Прогреваю головки цилиндров. Как будет вести себя двигатель в полете? Надеюсь, не подведет.

Опубликовано в рубрике Один час Чемпионата | Комментариев нет

20.04.2006 12:04

Крайний справа - Виктор ГорбаченкоНадежда умирает последней. У Виктора Горбаченко были проблемы с двигателем в произвольной программе. При выполнении колокола в верхней точке фигуры, когда поступательное движение самолета вверх заканчивается, самолет зависает и начинает скользить на хвост двигатель заглох!!! Высота метров 350. Дальше идет падение на хвост метров 15-20, «отмашка» и разгон скорости на вертикали вниз. В нормальных условиях, при работающем двигателе это означает потерю высоты еще метров 170. Но как скорость-то разгонишь, когда двигатель стоит? Можно попробовать запустить двигатель в воздухе. На это есть еще полторы-две секунды. Виктор так и сделал, но при этом еще умудрился не испортить фигуру, получив за нее довольно высокую оценку, продолжил выполнение программы, нормально зашел на посадку и сел. Двигатель запустился быстро. Повезло. А если бы … Не хочется об этом думать, потому что условия проведения соревнований не соответствуют никаким нормам да и здравому смыслу тоже. Пилотажный бокс расположен в трех километрах от аэродрома посреди каменистой пустыни, усеянной валунами диаметром до одного метра. В случае отказа двигателя садиться некуда. До аэродрома не дотянешь, ведь пилотаж идет до высоты 100 метров. Единственный вариант выживания автострада неподалеку от бокса. Но это лотерея. Повезет — не повезет. Машин на автостраде много, а по самолетным меркам она не такая уж и широкая. Возможно, и останешься жив, а вот самолет сохранить — это уж вряд ли. Но самолет-то такой один единственный на всю Украину. Как-то потом, дня через два после этого случая Виктор сказал мне, что мелькнула у него мысль в момент остановки двигателя:

«Ну, вот, самолет единственный на команду, на всю Украину и я его разложу?».

Все хорошо, что хорошо заканчивается.

Опубликовано в рубрике Один час Чемпионата | Комментариев нет

20.04.2006 12:04

Температура головок цилиндров 120 градусов, подаю знак, Володя и Игорь убирают колодки. Краем глаза успеваю уловить «благословляющий» жест Мочалиной. Плавно увеличиваю обороты. Поехали… Между рядами пестрых спортивных самолетов проруливаю на край стоянки и по рулежке на линию предварительного старта. Турок-стартер показывает жестом остановиться и посмотреть на доску с последней сводкой погоды. На доске показано направление и сила ветра у земли и на рабочих высотах. Нижний край облачности — 900. Разрешили выполнять программу с прерыванием. Кивнул турку. Тот присел на стульчик под зонтиком, держа в руке жезл с красным кружком запрет занимать исполнительный старт. Полеты на международных соревнованиях проводятся без радиосвязи и поэтому пока предыдущий пилот не закончит программу, следующего не выпускают на исполнительный. Головки цилиндров прогрелись до 140 градусов. Перевожу двигатель на режим малого газа. Теперь тормоза можно отпустить. Самолет не катится. Это хорошо, потому что если долго держать самолет на тормозах, то ноги устают и потом дрожат, а перед полетом это ни к чему. Жду… Вот стартеру что-то сказали по радио, и он показывает мне зеленый сигнал. Обороты… Выруливаю на взлетную… Ставлю самолет строго в створ желтой осевой полосы…

Опубликовано в рубрике Один час Чемпионата | Комментариев нет

20.04.2006 12:04

С коварной рулежки слетел местный химикДа-да, именно желтой. Кто летал, то знает, что так в аэропортах маркируются рулежные дорожки. Перед началом соревнований три дня подряд шли бурные дебаты между организаторами соревнований и участниками. Тема дебатов: летать или не летать. Почти как у Шекспира. Небезопасен пилотажный бокс в каменистой пустыне и небезопасна взлетная полоса в качестве которой нам предлагают использовать магистральную рулежку шириной 20 метров. Полоса как палуба авианосца метра полтора над уровнем грунта. Боковых полос безопасности нет. По бокам валуны. С основной ВПП будут работать планеристы, т.к. у них нет двигателя, то их бокс рядом с основной ВПП. Интересно, какому чиновнику от FAI пришла в голову мысль проводить на одном аэродроме параллельно соревнования двух пилотажных типов? Мы мешали планеристам, планеристы мешали нам.

Опубликовано в рубрике Один час Чемпионата | Комментариев нет